Дни и жизни :: Арест

Заключенный: Александр Борин

“Было это в тюрьме. После ареста меня привезли в какой-то каменный мешок, бетонный каземат с железными воротами, которые глухо звякнули, захлопнувшись между мной и живым миром. Все дальнейшее я воспринимал как во сне, почти ничего не запоминая: человек в форме, записавший мои анкетные данные; другой, который провел меня по коридору и передал третьему; третий остриг меня под машинку и, сунув в руки кусочек серого мыла с четверть спичечного коробка, отвел в крохотное банное помещение, человека на четыре, не больше”.

Суд

В данном отрывке из документального фильма «Украденные годы» несколько заключенных вспоминают, как происходил фарс советского правосудия.

Movie Transcription

Полина Мясникова – Суд шел так: нас спрашивали имя, фамилию, отчество, дату рождения и признавали ли мы себя виновными. И уходили из комнаты. Через пять минут они возвращались с приговором, уже распечатанным, и ты получал десять лет тюремного заключения. Николай Гетман – Процесс cудa длился не более пяти-шести минут. Доказывать не надо было ничего—там все уже было решено заранее. Cемен Виленский – Приговор особого совещания мне объявили в Бутырке. Это был маленький документ—маленький папиросный листочек бумаги. Я должет был расписаться и подтвердить что я слышал приговор и получил этот документ. Я подписать отказался, но это не имело никакого значения. Это и был весь суд.