Дни и жизни :: Арест

Заключенный: Дмитрий Панин

Лефортово. “Меня поместили в угловую камеру № 196 на четвертом этаже; под нами был коридор смертников. Как раненый зверь, непрерывно выла там одна женщина. Спать днем не разрешали, за ослушание полагался карцер. Допросы происходили только ночью. Люди и без того спали плохо, сверхчутко: каждый думал, что пришли за ним, прислушивался к шагам, шорохам, звукам открываемых дверей. Нередко тюрьма оглашалась криками. Под утро обычно вопил вызванный на расстрел, пока ему не забивали кляп в рот.Крайне редко, в припадке отчаяния шумел измученный арестант, грозил, что не пойдет больше на допрос...»

Суд

В данном отрывке из документального фильма «Украденные годы» несколько заключенных вспоминают, как происходил фарс советского правосудия.

Movie Transcription

Полина Мясникова – Суд шел так: нас спрашивали имя, фамилию, отчество, дату рождения и признавали ли мы себя виновными. И уходили из комнаты. Через пять минут они возвращались с приговором, уже распечатанным, и ты получал десять лет тюремного заключения. Николай Гетман – Процесс cудa длился не более пяти-шести минут. Доказывать не надо было ничего—там все уже было решено заранее. Cемен Виленский – Приговор особого совещания мне объявили в Бутырке. Это был маленький документ—маленький папиросный листочек бумаги. Я должет был расписаться и подтвердить что я слышал приговор и получил этот документ. Я подписать отказался, но это не имело никакого значения. Это и был весь суд.