Дни и жизни :: Арест

Заключенный: Жак Росси

Сразу после ареста Жака попросили заполнить бумаги. «Фамилия, имя, наличие или отсутствие партийного членства, место рождения, национальность…-целая страница вопросов, на которые я отвечал механически, не понимая смысла.» «Росси Жак Робертович.» Я переворачивал страницы, содержащие множество вопросов. Дошел до последней и прочитал: роспись обвиняемого. Обвиняемого? Я «обвиняемый»! Вернулся к началу анкеты и прочитал заглавие на первой странице, на которое я даже не обратил внимание. Напечатанное огромными буквами, оно гласило: АНКЕТА ОБВИНЯЕМОГО. В замешательстве я пропустил эту линию…Это происходит тогда, когда мы не хотим воспринимать реальность. Да, это случилось и со мной. Позднее, когда я оказался в тюрьме, какое-то время я целенаправленно отказывался слышать стоны тех, кого пытали.

Суд

В данном отрывке из документального фильма «Украденные годы» несколько заключенных вспоминают, как происходил фарс советского правосудия.

Movie Transcription

Полина Мясникова – Суд шел так: нас спрашивали имя, фамилию, отчество, дату рождения и признавали ли мы себя виновными. И уходили из комнаты. Через пять минут они возвращались с приговором, уже распечатанным, и ты получал десять лет тюремного заключения. Николай Гетман – Процесс cудa длился не более пяти-шести минут. Доказывать не надо было ничего—там все уже было решено заранее. Cемен Виленский – Приговор особого совещания мне объявили в Бутырке. Это был маленький документ—маленький папиросный листочек бумаги. Я должет был расписаться и подтвердить что я слышал приговор и получил этот документ. Я подписать отказался, но это не имело никакого значения. Это и был весь суд.