Дни и жизни :: Арест

Заключенный: Лев Разгон

“В Москве вы могли наблюдать многочисленные симптомы. Прежде всего, вы могли войти в жилое здание, подняться по ступеням и увидеть опечатанные входные двери. И вы знали, что черная чума там уже побывала. Кого-то уже арестовали там. В Москве были здания, где проживала государственная элита. Возьмите, к примеру, известный дом на набережной. Проходя мимо него ночью, я мог наблюдать лишь немногочисленные светящиеся окна или смотреть, как загорался свет в окнах, иногда на целом этаже.”

Суд

В данном отрывке из документального фильма «Украденные годы» несколько заключенных вспоминают, как происходил фарс советского правосудия.

Movie Transcription

Полина Мясникова – Суд шел так: нас спрашивали имя, фамилию, отчество, дату рождения и признавали ли мы себя виновными. И уходили из комнаты. Через пять минут они возвращались с приговором, уже распечатанным, и ты получал десять лет тюремного заключения. Николай Гетман – Процесс cудa длился не более пяти-шести минут. Доказывать не надо было ничего—там все уже было решено заранее. Cемен Виленский – Приговор особого совещания мне объявили в Бутырке. Это был маленький документ—маленький папиросный листочек бумаги. Я должет был расписаться и подтвердить что я слышал приговор и получил этот документ. Я подписать отказался, но это не имело никакого значения. Это и был весь суд.