Дни и жизни :: Арест

Заключенная: Евгения Гинзбург

После того, как Гинзбург исключили из Коммунистической партии, она опасалась, что ее тоже арестуют, как и многих товарищей. Однажды ей позвонил начальник секретно-политического отдела НКВД и попросил прийти к нему. Собираясь уходить, Гинзбург в обычной манере попращалась с детьми и решила сначала навестить маму. «Да, пожалуй, лучше не видеть и маму. Все равно совершается неизбежное, и его не умалишь отсрочками. Захлопывается дверь. Я и сейчас помню этот звук. Все. Больше я уже никогда не открывала дверь, за которой я жила с моими дорогими детьми.

An Enemy of the People

Те, кто остались на свободе

Родители, супруги, и дети заключенных натолкнулись на серьезные жизненные препятствия после отбытия своих близких. Анна Ахматова в своем стихотворении «Реквием» выразила боль тех, кто надеялся получить малейшие новости о судьбе своих близких по ту сторону тюремной стены.

В страшные годы
ежовщины я провела семнадцать месяцев в
тюремных очередях в Ленинграде…

И я молюсь не о себе одной,
А обо всех, кто там стоял со мною,
И в лютый холод, и в июльский зной
Под красною ослепшею стеною…

А если когда-нибудь в этой стране
Воздвигнуть задумают памятник мне,

Согласье на это даю торжество,
Но только с условьем – не ставить его

Ни около моря, где я родилась:
Последняя с морем разорвана связь…

А здесь, где стояла я триста часов
И где для меня не открыли засов…

И пусть с неподвижных и бронзовых век
Как слезы, струится подтаявший снег…

Анна Ахматова. Сочинения в двух томах. Москва, “Цитадель”, 1996.