Дни и жизни :: Конфликт

Заключенный: Лев Разгон

Жизнь «законников» в лагере была обставлена правилами поведения, которые соблюдались с истовостью почти религиозной. Для блатаря, находящегося «в законе» и этот закон нарушившего, не было другого выхода, как «бежать на запретку.» «Запретка» – это распаханная, разровненная граблями полоса земли между высоким забором и низенькой оградой из колючей проволоки. Каждый заключенный, очутившийся на «запретке», должен немедленно лечь ничком на землю: в противном случае его убивал без предупреждения охранник с вышки. На «запретку» бежали «ссучившиеся», преследуемые своими бывшими товарищами. Надзиратели их выводили из спасительного куска земли и уводили в карцер. Через некоторое время их этапировали на другой лагпункт:здесь уже оставаться они не могли, поскольку были объявлены вне закона…

Gateway to Mines at Vorkuta

Насилие

Заключенные сталкивались с постоянной угрозой гетеросексуального и гомосексуального характера.

Оживленная группа заключенных столпилась около скамейки около стены,” вспоминал Януш Бардаш. “Люди в последнем ряду подпрыгивали, пытаясь увидеть поверх голов и плеч тех кто стоял перед ними. Люди в первом ряду выкрикивали ругательства и придерживали свои пенисы… Молодой человек лежал на животе [в бане], а другой лежал поверх него, обнимая его вокруг груди двигая бедра взад-вперед. На спине у него была татуировка из оков, цепей и популярного советского лозунга “Труд есть дело чести, дело славы, дело доблести и геройства.” С обоих сторон ангелы дули в трубы. Он тяжело дышал, а молодой человек под ним стонал и вскрикивал. Зрители кричали. Я увидел искаженное лицо юноши.”

В данном отрывке из произведения «Украденные годы» Елена Глинка описывает групповое изнасилование на лагерном корабле.