Дни и жизни :: Конфликт

Заключенная: Ольга Адамова-Слезберг

На Магадане, Адамова-Слезберг была назначена бригадиром полевой бригады. “Однажды я, пройдя по полю, заметила, что у целых рядов капусты нет сердечек, средних листочков, из которых развивается кочан. Я сначала подумала, что это очередной вредитель съедает их и нужно немедленно начинать с ним борьбу. И вдруг я увидела, как одна из работниц нашей бригады, уголовница Валя, преспокойно отрывает сердечки и, как семечки, их грызет. –Почему ты это делаешь? Ведь ты погубишь весь урожай! Она тупо улыбнулась и ответила: -А на кой он нам нужен? Все равно начальничек кормить будет. Я чуть не избила ее, ярость залила мне глаза, а она невинно улыбалась”.

Criminal Tattoo

Этно-национальный конфликт

Многонациональное и многоэтническое население Гулага приводило к конфликтам. Заключенные часто сходились в этнически- и национально-однородные группы—русские, украинцы, эстонцы, чеченцы—и часть между этими группами возникали конфликты. Некоторые заключенные, особенно из западной Украины и прибалтийских республик, участвовали в националистических партизанских отрядах которые сражались против советских сил во время и после Великой Отечественной войны. Когда они прибыли в Гулаг, многие из них отыгрывались на русских и еврейских узниках, которых они винили в порабощении своих народов. Антисемитизм был широко распространен среди почти всех национальных групп, которые ошибочно считали всех евреев коммунистами. Джозеф Шольмер вспоминал: “Когда разговоры в лагере касались темы о том, что будет когда Советский Союз развалится, враги евреев—литовцы, украинцы, или поляки—всегда говорили одно и то же: “В одном я уверен: к тому времени как мы закончим, ни один еврей не останется в живых.”