Дни и жизни :: Охранники

Заключенный: Лев Копелев

В январе 1947 года Копелев был освобожден. Однако после короткого пребывания на свободе, ему сообщили, что его дело будет заново пересмотрено. Спустя несколько месяцев Копелева арестовали. Несмотря на то, что ему была предоставлена возможность защищать себя на судебном процессе, его приговорили к еще трем годам заключения в исправительно-трудовом лагерях и двум годам поражения в гражданских правах. Позднее приговор был аннулирован на основании чрезмерной мягкости. Копелева снова судили и приговорили уже к десяти годам лагерей и пяти годам поражения в гражданских правах. « Я осознал, что такова была моя судьба, что я заслужил быть наказанным – в течение долгих лет я рьяно участвовал в ограблении крестьян, боготворении Сталина, самообмане и самообольщении во имя исторической необходимости. Постепенно я потерял уважение к идеям, которые « увлекая массы», губят целые народы.

Климат

Экстремальный климат Гулага не делал различий. Хотя еда, одежда, и жилье у охранников были лучше чем у заключенных, они тоже мучались из-за жестоких условий существования. Бывший заключенный Гулага Джозеф Шольмер вспоминал: «Большинство солдат в Воркуте—простые люди, такие же узники тундры и жертвы холода как и сами заключенные. Служба там на севере—это как бы ссылка для них. Их жизнь состоит из охраны, учений, и редких походов в кино в городе, куда их ведут строем в маленьких колоннах».