Дни и жизни :: Охранники

Заключенный: Томас Сговио

Освобождение оставшихся заключенных началось в сентябре 1946 года, спустя шестнадцать месяцев после окончания войны. Наконец-то, меня вызвали…я ждал этого восемь с половиной лет. Отпечатки пальцев – внизу на левой стороне моего официального документа об освобождении поместили отпечаток с моего большого пальца правой руки. Около дюжины заключенных ожидали получения бумаг. Однако, чиновник собрал зеленые талоны и скомандовал: «Живей. Следуйте за мной!» По одному мы пошли за ним через ворота, вниз по дороге к поселку и к административному зданию. Женщина-чиновник ожидала нас. Она собрала документы и начала перебирать. Одним за другим были зачитаны наши имена – ‘Томас Сговио? Настоящим заявляется, что хотя вы сейчас являетесь свободным гражданином, вы попадаете в категорию тех, кто приписан к Далстрою, без права покидать территорию…Распишитесь здесь, что вам было сообщено о вашем статусе.‘

Климат

Экстремальный климат Гулага не делал различий. Хотя еда, одежда, и жилье у охранников были лучше чем у заключенных, они тоже мучались из-за жестоких условий существования. Бывший заключенный Гулага Джозеф Шольмер вспоминал: «Большинство солдат в Воркуте—простые люди, такие же узники тундры и жертвы холода как и сами заключенные. Служба там на севере—это как бы ссылка для них. Их жизнь состоит из охраны, учений, и редких походов в кино в городе, куда их ведут строем в маленьких колоннах».