Дни и жизни :: Охранники

Заключенный: Джозеф Шолмер

Моя ре-акклиматизация к жизни началась с невозможности заснуть. Я принимал большие дозы луминала каждые вечер и аналогичные дозы бромида каждое утро. Однако я воспринимал влияние Берлина – движение на улицах, людей, машины, трамваи, шум огромного города после мертвой тишины тундры- как нечто будоражущее, как шампанское. Первая неделя прошла в непрерывном неприятии всего нового. Я обнаружил у себя невозможность читать газету или книгу. Наши нужды оставались невероятно скромными. Мы смотрели на «буржуазные» лакомства через магазинные окна: шоколад, апельсины, бананы, и у нас были деньги, чтобы их купить. Однако нам было достаточно просто видеть эти вещи. У нас не было желания их приобрести. Апельсины были предметом наших мечтаний долгие годы, но мечты испарялись, как только апельсин лежал перед нами.

Охраняя друг друга

Заключенные Гулага были вынуждены участвовать в собственных репрессиях. За ними постоянно наблюдали не только охранники. Заключенные надзирали друг за другом. Некоторые работали стукачами—рассказывали администрации секреты других заключенных в замен на лучшие пайки или чтобы получить привилегированную работу в бараке или на кухне. Другие становились стукачами чтобы избежать наказания или раскрытия какого-нибудь секрета которым администрация их шантажировала. До сегодняшнего дня, система стукачества в Гулаге остается нераскрытой, единственная секция в центральном архиве Гулага еще закрытая как «совершенно секретная».

Один чиновник рассказывал Адаму Хочшилду: «Люди тщательно для этого выбирались, достойные люди. Они были надежные. Они подписывали специальные документы, мы их учили пользоваться оружием. Они стояли на башнях и они охраняли … друг друга!»