Дни и жизни :: Охранники

Заключенная: Ольга Адамова-Слезберг

Адамову-Слезберг освободили 27 апреля 1944 года после того как ее мать добилась изменения приговора c «террора» на «недонесение». Эта статья позволила ей, единственной из ее группы, освободиться сразу по истечении срока наказания. Сначала ей не позволили вернуться на материк, но в 1946 году, благодаря хлопотам родственников, она смогла покинуть Колыму. Адамова-Слезберг была реабилитированна в 1956, 20 лет после ареста. “Я не сумела сдержаться, рыдания душили меня...Плакать о муже, погибшем в подвале Лубянки в 37 лет, в расцвете сил и таланта; о детях, выросших сиротами с клеймом детей врагов народа, об умерших с горя родителей, о двадцати годах мук, о друзьях, не доживших до реабилитации и зарытых в мерзлой земле Колымы”.

Охраняя друг друга

Заключенные Гулага были вынуждены участвовать в собственных репрессиях. За ними постоянно наблюдали не только охранники. Заключенные надзирали друг за другом. Некоторые работали стукачами—рассказывали администрации секреты других заключенных в замен на лучшие пайки или чтобы получить привилегированную работу в бараке или на кухне. Другие становились стукачами чтобы избежать наказания или раскрытия какого-нибудь секрета которым администрация их шантажировала. До сегодняшнего дня, система стукачества в Гулаге остается нераскрытой, единственная секция в центральном архиве Гулага еще закрытая как «совершенно секретная».

Один чиновник рассказывал Адаму Хочшилду: «Люди тщательно для этого выбирались, достойные люди. Они были надежные. Они подписывали специальные документы, мы их учили пользоваться оружием. Они стояли на башнях и они охраняли … друг друга!»