Дни и жизни :: Солидарность

Заключенная: Евгения Гинзбург

В пересылочном лагере мужчин и женщин отделял забор из колючей проволоки. «Нас не гонят от проволоки, отделяющей нашу зону от мужской. И мы смотрим, смотрим, не отрывая глаз, на плывущий перед нами мужской политический этап. Они идут молча, опустив головы, тяжело переставляя ноги в таких же «бахилах», как наши, ярославские. На них те же «ежовские формочки», только штаны с коричневой полосой выглядят еще более каторжными, чем наши юбки. И хотя мужчины, казалось бы, сильнее нас, но мы все жалеем их материнской жалостью. Они кажутся нам еще более беззащитными, чем мы сами. Ведь они так плохо переносят боль (это было наше общее мнение!), ведь ни один из них не умудрился так незаметно постирать бельишко, как это умеем мы, или починить что-нибудь…Это были наши мужья и братья, лишенные в этой страшной обстановке наших забот.

Введение

Между заключенными вспыхивали конфликтные ситуации, но тем не менее чувства солидарности и сострадания крепли среди заключенных, разделявших происхождение особенно на этнографический или релиогизной основе. Эти сильные связи ежедневно защищали и поддерживали заключенных Гулага.