Дни и жизни :: Солидарность

Заключенный: Джордж Биен

« Несмотря на ужасность моего положения, я постоянно пытался учить русский. Мне было совершенно понятно, что единственный шанс выжить зависел от возможности говорить и понимать язык. Я постепенно начал общаться с советскими заключенными, и моя изоляция медленно исчезала. Наконец, я встретил молодого русского товарища, который помог мне написать письмо маме. Где бы я не был, ни заключенные, ни охранники в лагере не имели ни карандашей, ни бумаги. Удивительно, моему русскому товарищу удалось найти огрызок карандаша и кусок бумажного пакета, в котором держали цемент. Мы написали маме, что я в порядке, и чтобы она прислала табак и окорок. Моя мама никогда не получила письма –ни того, ни других, которые я отправлял. Она не получала вестей от меня более восьми лет.»

Введение

Между заключенными вспыхивали конфликтные ситуации, но тем не менее чувства солидарности и сострадания крепли среди заключенных, разделявших происхождение особенно на этнографический или релиогизной основе. Эти сильные связи ежедневно защищали и поддерживали заключенных Гулага.