Дни и жизни :: Солидарность

Заключенный: Джон Нобль

Ко мне в камеру подселили еще несколько человек. Врач русского происхождения и немецкий деревенский паренек стали моими первыми сокамерниками. Как и практически все остальные, которых я встречал в тюрьме, они не знали, за что их посадили. Студент лесоводства стал моим третьим сокамерником. В то время как я прыгал от счастья, что моими соседями по камере стали врач и деревенский паренек, именно студент оказал мне самую большую услугу. В результате таких же загадочных обстоятельств, из-за которых он оказался в тюрьме, его освободили. Я поинтересовался, не смог бы он передать сообщение для моей семьи, чтобы мама знала наше с отцом местонахождение. Он доставил сообщение, несмотря на опасность быть замеченным у моего дома, находящегося под подозрением.

Введение

Между заключенными вспыхивали конфликтные ситуации, но тем не менее чувства солидарности и сострадания крепли среди заключенных, разделявших происхождение особенно на этнографический или релиогизной основе. Эти сильные связи ежедневно защищали и поддерживали заключенных Гулага.