Дни и жизни :: Солидарность

Заключенная: Евгения Пеункова

“Здесь, на новом лагпункте, баланду привозили ежедневно. ... Есть очень хотелось. На нашу беду в Ленинграде у нас отобрали ложки. Мы пробовали есть при помощи спичечной коробки, но ничего хорошего из этой затеи не получалось. На второй день к нам подошла бабушка: -Дэтынко мое, на мою лыжку. Это была бабушка Гаврилючка. Добрейший души человек. Мы были благодарны ей. Поскольку украинский язык я понимала с детства, то и гуцулок вскоре стала понимать. Через некоторое время мы сдружились с ними и с другими женщинами, приехавшими до нас с Львовской пересылки...” Евгения Пеункова вспоминает следующий эпизод: “Вспоминается мне и другой сюрприз. Механикам на фабрике полагалось ходить в комбинезонах. Однажды тетя Аня попросила меня принести ей с фабрики белых ниток. Я принесла. Как-то просыпась, а у меня на нарах, висит выстиранный комбинезон с белым кружевным воротником. Как это было мило с их стороны. Разве того забывается?”

Введение

Между заключенными вспыхивали конфликтные ситуации, но тем не менее чувства солидарности и сострадания крепли среди заключенных, разделявших происхождение особенно на этнографический или релиогизной основе. Эти сильные связи ежедневно защищали и поддерживали заключенных Гулага.