Дни и жизни :: Солидарность

Заключенный: Дмитрий Панин

«Вскоре я встретил зэка Зайцева. До ареста мы жили с ним вместе в бараке для инженеров, хотя не припомню, чтобы раньше разговаривали. Но мой сверхжалкий вид заставилдрогнуть его сердце, и, поравнявшись со мной, он предложил зайти в барак. Я ответил, что лучше подожду на скамейке, так как пять ступенек для меня – непреодолимое препятствие. Через минуту он вышел с каким-то свертком. Я видел, как у этого почти незнакомого, человека появились слезы сострадания, и он сунул мне завернутый кусок хлеба. Слабость была хорошей почвой, и на меня это так подействовало, что потекли слезы. «Какие есть прекрасные люди,»- шептали дрожащие губы. Я отчетливо понял, что великая сила добра соединила нас в это сгновение, пробежала искра любви, а на этом-то и держится мир.»

Солидарность и Национальность

Националистические группировки Гулага имели привычку организовывать сплоченные общности, основанные на взаимовыручке. Особенно распространено это было среди носителей одного языка, кроме русского.

Заключенные повара жаловали лучшей едой своих земляков. Заключенные оценивали друг друга, основываясь на сложившихся стереотипах о каждой национальности.Так, бывший заключенный Эдвард Бука вспоминал, что некоторые кавказцы доверяли ему, потому что он был поляк. «Поляки обычно не предатели.» Соотечественники служили ключом для выживания в мире, в котором одному было сложно, практически невозможно выжить.