Дни и жизни :: Солидарность

Заключенный: Жак Росси

Когда температура опускается ниже сорока градусов, вы начинаете чувствовать на себе каждый дополнительный пол-градуса и ощущаете, что кровь застывает в жилах. Когда же температура ниже пятидесяти градусов, вы с большим трудом открываете веки. Каждый вздох –словно нож, вонзаемый в грудь. Самая низкая температура, которую мне довелось запомнить, – минус пятьдесят семь градусов. Однажды нам довелось ее испытать на протяжении двух ночей в подряд…Вы будете натягивать шапку на глаза и обматывать шею и лицо в лохмотья. Выдыхаемый воздух заледеневает. Конечно, у нас не было ничего, что могло заменить носовой платок. Вы стараетесь сдуть частицы льда, образующиеся на кончике носа. Некоторые сморкаются, чтобы прочистить нос.

Индивидуальные отношения

Пребывание в Гулаге усиливало не только чувства сильной ненависти, но и чувство дружбы и даже любви. Круг друзей заключенного становился для него новой семьей.

Наряду со всеми ужасными рассказами о жестокости и бесчеловечности в Гулаге были и трогательные рассказы о милосердии. Дмитрий Панин вспоминал один такой момент: «Вскоре я встретил зэка Зайцева. До ареста мы жили с ним вместе в бараке для инженеров, хотя не припомню, чтобы раньше разговаривали. Но мой сверхжалкий вид заставил дрогнуть его сердце, и, поравнявшись со мной, он предложил зайти в барак. Я ответил, что лучше подожду на скамейке, так как пять ступенек для меня непреодолимое препятствие. Через минуту он вышел с каким-то свертком. Я видел, как у этого, почти незнакомого, человека появились слезы сострадания, и он сунул мне завернутый кусок хлеба. Слабость была хорошей почвой, и на меня это так подействовало, что потекли слезы. «Какие есть прекрасные люди,»-шептали дрожащие губы. Я отчетливо понял, что великая сила добра соединила нас в это мгновение, пробежала искра любви, а на этом-то и держится мир.»