Дни и жизни :: Страдания

Заключенный: Джозеф Шолмер

За три месяца, начиная с моего приезда в Воркуту и до начала ноября, я потерял более чем двадцать восемь фунтов. Каждый раз, когда нам доводилось ходить в баню, раз в десять дней, я мог видеть быстро развивающие признаки истощения. Мои ребра начали торчать, ноги худели, мышцы рук и плеч исчезли. Крайнее истощение смотрело мне в лицо. В результате постоянного поднятия тяжестей у меня развилась двусторонняя грыжа. Казалось, это даст мне передышку. Я пошел на прием к хирургу и попросил его прооперировать меня. «Я не могу,- сказал он.- Операции на грыжи не проводятся зимой. Каждый из трех или четырех заключенных имеет грыжу. Они крайне распространены в лагерях благодаря сочетанию тяжелой работы и недоеданию. Каждый ждет прихода зимы, чтобы прооперироваться. Операция означает четыре недели отдыха в госпитале. Теперь вы понимаете?

Предисловие

Узники Гулага жили в непереносимых условиях быта и работы. Они замерзали в плохо отопляемых бараках после работы при cорокоградусном морозе; боролись с голодом; и подвергались постоянным унижениям.

Movie Transcription

Cильные, непереносимые приступы голода непрестанно пытали узников Гулага. Протискиваясь к окошку столовой, заключенные жаждали … требовали еды, всегда зная но пытаясь забыть что жидкая, водянистая каша … что маленький кусочек хлеба (иногда приготовленный почти полностью из опилок) … что эти жалкие «обеды» не смогут подготовить их к атаке местного климата в течение дня. Прохудившиеся лохмотья, не достойные того чтобы их называли «одеждой», защищала заключенных не больше, чем мизерная «еда» удовлетворяла их постоянный голод. Гулаг, в конце концов, располагался в самых холодных местах планеты, глубоко в замерзшей Сибири. Даже конец рабочего дня не приносил облегчения в этом аду. Практически не отопляемые, переполненные бараки воняли больными и умершими, хотя даже это было лучше чем участь «наказанных» заключенных, которые могли проводить несколько месяцев в совсем не отопляемом, cыром карцере, без одеял и на голодном штрафном пайке.