Дни и жизни :: Страдания

Заключенная: Сюзанна Печуро

Транспортировка от одного лагеря в другой–самая ужасная вещь в той жизни. Когда ты в лагере, у тебя есть друзья, и они могут поддержать тебя и помочь тебе. Когда тебя забирают оттуда, ты лишаешься корней и целый мир рушится… Процесс транспортировки в другое место являлся трудным сам по себе. В эмоциональном плане это разделение с близкими тебе людьми, друзьями, равно тому, что ты чувствовал, когда тебя разлучали с родственниками. Ты проходишь через это снова и снова, и чувствуешь полную безысходность. Ты чувствуешь, что более не можешь это вынести. Затем ты встречаешь других людей, и новых знакомых, и понимаешь, что они не в лучшем положении, чем ты сам.

Предисловие

Узники Гулага жили в непереносимых условиях быта и работы. Они замерзали в плохо отопляемых бараках после работы при cорокоградусном морозе; боролись с голодом; и подвергались постоянным унижениям.

Movie Transcription

Cильные, непереносимые приступы голода непрестанно пытали узников Гулага. Протискиваясь к окошку столовой, заключенные жаждали … требовали еды, всегда зная но пытаясь забыть что жидкая, водянистая каша … что маленький кусочек хлеба (иногда приготовленный почти полностью из опилок) … что эти жалкие «обеды» не смогут подготовить их к атаке местного климата в течение дня. Прохудившиеся лохмотья, не достойные того чтобы их называли «одеждой», защищала заключенных не больше, чем мизерная «еда» удовлетворяла их постоянный голод. Гулаг, в конце концов, располагался в самых холодных местах планеты, глубоко в замерзшей Сибири. Даже конец рабочего дня не приносил облегчения в этом аду. Практически не отопляемые, переполненные бараки воняли больными и умершими, хотя даже это было лучше чем участь «наказанных» заключенных, которые могли проводить несколько месяцев в совсем не отопляемом, cыром карцере, без одеял и на голодном штрафном пайке.