Дни и жизни :: Страдания

Заключенный: Данило Шумук

«В главном управлении НКВД в Киеве Шумук отказался предоставить больше информации, чем требовалось. Не давая Шумуку возможности спать в течении трех дней, они привели его на второй допрос. «Снова меня оставили сидеть на табуретке до утра: теряя сознание и падая; снова усаживаясь и затем снова падая,и так каждый раз, как только я достигал вертикального положения. В камере происходило то же самое: охранник стоял у двери, чтобы убедиться, что я не сплю. Так, мне не давали спать в течении пяти целых дней. Данная пытка, которая изнуряет также как и физическое насилие, не объяснима для тех, кто ее не испытывал.»

Голод

Ничто так не убивало человеческое достоинство заключенного Гулага, как голод. Заключенные не могли думать ни о чем, кроме еды. Лишняя тарелка супа была огромным событием для лагеря. К хлебу относились как к золоту. Прием пищи превращался в ритуал, представлявший священный момент, когда каждый заключенный пытался убедить себя , что ему хватает еды. Известное произведение Александра Солженицина «Один день из жизни Ивана Денисовича», основанное на пережитом в Гулаге, отражает церемонию приема пищи.

Голод настолько разрушал человеческое достоинство, что сцены, когда заключенные рылись в мусорных ямах, отчаянно надеясь найти что-нибудь съедобное , становились обыденными. Дмитрий Панин вспоминал: «Смерть от пули не идет ни в какое сравнение с тем, что пришлось пережить многим миллионам погибших от голода. Такая казнь – верх садизма, людоедства, лицемерия.»