Дни и жизни :: Страдания

Заключенная: Нина Павлова-Аминова

“Кормили нас супом из сушеной картошки, овсяной кашей. Паек -700 граммов хлеба…Жили мы в бараках, или как их называли «секции»...Спали мы на нарах...Они были двухъярусные...Пожилые люди спали , как правило, на нижнем ярусе...Я спала на «верхотуре».

Голод

Ничто так не убивало человеческое достоинство заключенного Гулага, как голод. Заключенные не могли думать ни о чем, кроме еды. Лишняя тарелка супа была огромным событием для лагеря. К хлебу относились как к золоту. Прием пищи превращался в ритуал, представлявший священный момент, когда каждый заключенный пытался убедить себя , что ему хватает еды. Известное произведение Александра Солженицина «Один день из жизни Ивана Денисовича», основанное на пережитом в Гулаге, отражает церемонию приема пищи.

Голод настолько разрушал человеческое достоинство, что сцены, когда заключенные рылись в мусорных ямах, отчаянно надеясь найти что-нибудь съедобное , становились обыденными. Дмитрий Панин вспоминал: «Смерть от пули не идет ни в какое сравнение с тем, что пришлось пережить многим миллионам погибших от голода. Такая казнь – верх садизма, людоедства, лицемерия.»