Дни и жизни :: Судьба

Заключенный: Джозеф Шолмер

Моя ре-акклиматизация к жизни началась с невозможности заснуть. Я принимал большие дозы луминала каждые вечер и аналогичные дозы бромида каждое утро. Однако я воспринимал влияние Берлина – движение на улицах, людей, машины, трамваи, шум огромного города после мертвой тишины тундры- как нечто будоражущее, как шампанское. Первая неделя прошла в непрерывном неприятии всего нового. Я обнаружил у себя невозможность читать газету или книгу. Наши нужды оставались невероятно скромными. Мы смотрели на «буржуазные» лакомства через магазинные окна: шоколад, апельсины, бананы, и у нас были деньги, чтобы их купить. Однако нам было достаточно просто видеть эти вещи. У нас не было желания их приобрести. Апельсины были предметом наших мечтаний долгие годы, но мечты испарялись, как только апельсин лежал перед нами.

Crosses in Forest

Количество жертв Гулага

Историки пришли к заключению, что приблизительно 1.6 миллионов человек погибли в лагерях Гулага. Настоящая цифра может быть и выше, так как у лагерной администрации было множество способов, чтобы сокрыть реальные цифры, включая освобождение заключенных, находящихся на грани смерти. В этом отношении заключенный, доведенный до последней точки в результате труда и голода умрет вне лагеря и, таким образом, будет исключен из официальной статистике по смерности в Гулаге. Многие немаркированные могилы никогда не будут обнаружены.

Exhumed Grave Site

В данном отрывке из произведения «Украденные годы» Николай Гетман описывает, как безымянные дощечки были помещены на могилы заключенных.