Дни и жизни :: Судьба

Заключенный: Борис Четвериков

Четверикова реабилитировали в 1956. Он продолжил свою литературную деятельность и умер 17 Мая 1981. “Описать же пережитое все-таки необходимо. Чтобы наглядно показать: человек прочных убеждений ни при каких обстоятельствах не согнется и не переметнется...Меня реабилитировали, и я вышел из всех испытаний советским человеком, каким и был. А в чем-то, как это ни парадоксально звучит, эти годы обогатили меня: я стал умудреннее, глубже познал жизнь. До дна”.

Вспоминая Гулаг

История Гулага оставалась запрещенной темой до конца 80х, за исключением короткого периода гласности, вызвавшего на свет публикацию «Один день из жизни Ивана Денисовича.» К этому времени группа бывших политических заключенных начала деятельность по документированию и возвеличиванию истории советских репрессий посредством публикаций и установления монументов. Первоначально интерес к изучению данного отрезка истории был сильным. С середины 90х годов русские начинают забывать Гулаг – серьезное опасение наблюдается у тех, кто считает, что знание истории –ключ в предотвращении повторных нарушений диктаторского режима.

Если вы желаете узнать о последнем советском лагере для политических заключенных Гулага, представляющим из себя музей и исторический объект , пожалуйста, посетите выставку музея Гулага «Пермь-36» .

Послевоенное население Гулага отличалось от довоенного в двух моментах. Во-первых, оно включало значительное количество участников национально-освободительного движения из Балтики, Западной Украины, и Западной Белоруссии – то есть тех, чьи земли были присоединены к Советскому Союзу только в результате пакта 1939 Гитлер-Сталин. Они вели ожесточенную партизанскую борьбу против Советских воиск до конца 1940х годов. Такие заключенные привыкли выступать против Советского государства, имея неравные шансы. Во-вторых, послевоенное население Гулага включало большое количество солдат Красной армии и офицеров, которые воевали в Европе или оказались в немецких лагерях для военнопленных. Тем самым они вызвали подозрение государства. После смерти Сталина, представители обоих групп объединились для осуществления серии массовых выступлений в лагерях Гулага.