Дни и жизни :: Труд

Заключенный: Джозеф Шолмер

В течении недели я разгружал грузовики с товарами, носился с бревнами или работал с пилой. Лично я никогда не думал, что буду заниматься подобной деятельностью. В этой бригаде было невозможно слодырничать. Норма устанавливалась высокой, чтобы каждый работал как можно больше, чтобы бригада смогла закончить до прихода следующей смены. Если я не делал свою работу, следовательно кто-то другой должен был ее делать за меня. И они не могли делать ее, потому что у них уже было предостаточно. Можно было сделать лишь одно. Однажды вечером я пошел к своему другу Ричарду, эстонцу, и объяснил мою ситуацию. «Сломай мне запястье с помощью куска дерева.» У меня было все готово. Я спрятал крепкий кусок дерева в снегу. Ричард спросил: «Как сильно я должен тебя ударить?

Предисловие

Заключенные выполняли каторжную работу в ужасных климатических условиях и на пайках которые едва поддерживали их существование. Труд определял жизнь в Гулаге, но некоторые заключенные находили пути избегать самыx тяжелыx работ. Таким образом они могли хоть немного контролировать свою трудную жизнь.

Movie Transcription

Вооруженные охранники c собаками сопровождали заключенных на работу. Холодный ветер пронизывал их полуодетые полуголодные тела. Заключенные умирали работая в шахтах. Заключенные умирали копая 104-мильный канал самими примитивными орудиями. Заключенные умирали в лесу и на стройках. Только счастливчики могли избежать тяжелого труда, в мастерской, столовой, или конторе. Работа в Гулаге была непроизводительной и часто смертельной. Администрация раздавала пайки в зависимости от выполненной работы. Заключенные работали долго, до изможения, пытаясь выполнить невозможные нормы, чтобы получить полный паек. Но даже полные пайки часто не могли дать достаточно калорий для здоровья и выживания. Усталость и голод постоянно сопровождали заключенных. Многие возвращались с работы мертвыми—их приносили на себе другие заключенные, которые потом должны были копать могилы умершим, после уже долгого рабочего дня.