Дни и жизни :: Труд

Заключенная: Анна Андреева

“Я работала в КВЧ (это культурно-воспитательная часть, которая культуры не имела и никого не воспитывала). Я без конца писала какую-то ерунду: бесконечные лозунги, призывы, не помню ни одной строчки из того, что делала. Нам как «врагам народа» был запрещен красный цвет. Поэтому по лагерю стояли коричневые щиты с белыми буквами.У меня вдруг неизвестно откуда обнаружилась способность писать любую чепуху с необычайной быстротой, чуть ли не прямо от руки. Потом выпускались какие-то бестолковые стенгазеты, посвященные тому, что мы, дескать, перевыполнили норму и будем перевыполнять дальше...”

Как избегали тяжелого труда

Даже если заключенным удавалось выполнить невероятные производительные нормы, то продуктовые пайки зачастую не могли восполнить израсходованные силы. Все заключенные знали, что наибольший шанс для выживания был у тех, кто сумел избежать выполнения тяжелых видов труда.

Если заключенным не удавалось уклониться полностью от работы, они искали легкой работы в лагерных столовых, в офисе, в больницах, или бараках.

«Мы приехали с вполне сложившимся мнением об отношении к общим работам: -день «кантовки» – залог жизни; -ни одного дня на общих; -работа не медведь, в лес не убежит; -от работы лошади дохнут; -без «туфты» и аммонала не построить бы канала; -согласны отбыть срок, но не согласны, чтобы он кончился досрочно вместе с нашей жизнью.»

Многие заключенные умышленно причиняли себе вред, чтобы избежать работы. Данное действие могло наказываться как саботаж. Джозеф Шолмер вспоминал свое отчаянное положение: « Однажды вечером я пошел к своему другу Ричарду, эстонцу, и объяснил мою ситуацию. «Сломай мне запястье с помощью куска дерева.» У меня было все готово. Я спрятал крепкий кусок дерева в снегу. Ричард спросил: «Как сильно я должен тебя ударить?»