Дни и жизни :: Выживание

Заключенный: Михаил Соломон

«Однажды вечером моего сокамерника забрали, и я впервые остался один. Только сейчас я осознал свое одиночество, изнемождение, и безнадежность. Я ходил взад и вперед по камере в течении 24 часов с тем, чтобы измотать себя, надеясь, что настоящая усталость заставит меня уснуть. Я тосковал по жене, моим любимым, моему потерянному счастью. Я представил себе каждое счастливое событие, которое смог вспомнить. Когда я воспроизводил некоторые забытые детали, я исследовал их в малейших деталях, как хирург при особо загадочной болезни. Я пытался говорить на различных языках, которые знал. Я обобщил все мои знания по искусству, поэзии, философии, истории, политике. Но это продлилось недолго. Нервы сдавали. Я был словно пловец, изнуренный бурным морем, который был не в состоянии доплыть до берега.»

Предисловие

Чтобы выжить в Гулаге заключенные должны были бороться в другими узниками за еду, жилье, и медицинскую помощь. Некоторые заключенные уходили в религиозные или интеллектуальные раздумия чтобы сохранить хоть видимость разума.

Movie Transcription

Выживание в Гулаге требовало в разное время силу воли, твердость разума, мастерство, безпощадность, и много удачи.

Каждый бывший узник Гулага объяснял свое выживание как результат совокупности многих маленьких стратегий, в то же время понимая что удача и доброта окружающих тоже играли значительную роль. Многие мемуаристы Гулага утверждали что выжили благодаря уходу в духовную жизнь. Заключенные писали и читали друг другу стихи в лагерях, рассказывали истории, обсуждали философию и историю--все, что угодно, только бы их умы работали. Другие заключенные делали шахматные наборы, занимались вышиванием, живописью или музыкой, используя все, что было под рукой--кору деревьев использовали как полотно, поросячью кровь--как краску.

Но сами авторы мемуаров понимали, что выживание не всегда было благородным. Многие их них в воспоминаниях пытались откровенно осмыслить этические дилеммы выживания. Советское государство создало систему которая вынуждала заключенных постоянно бороться друг с другом за доступ к средствам самосохранения—за еду, жилье, медицинскую помощь и особенно легкую работу. Где можно было провести моральную черту в борьбе за выживание? Было ли этично работать бригадиром, ассистентом врача--не имея медицинского образования,--или стукачом? Eсли заключенному удалось украдкой отдохнуть во время рабочего дня, насколько этот отдых вредил другим членам бригады которым нужто было выполнять групповую норму?

Гулаг доводил узников до отчаяния. Многие были вынуждены совершать поступки, на которые никогда бы не пошли в обычных условиях. Некоторые отстреливали сами себе руку, надеясь избежать тяжелого труда по болезни. Другие теряли надежду и пытались покончить с собой. Многие выжили только благодаря тому, что уходили в религиозные или интеллектуальные размышления, но в конце концов ничто не могло спасти «доходников», которые унизились до того, что копались в мусоре или съедали норму умирающего друга, чтобы выжить.