Дни и жизни :: Пропаганда

Заключенный: Александр Борин

Борин был освобожден в 1951 и полностью реабилитирован в 1956 году. В сумме, он провел десять лет в тюрьме и ссылке. Он перенес множество испытаний. Одним из них стало то, что жена его бросила, пока он находился в тюрьме. Она вышла замуж за другого. “Pазделила –тюрьма. Развело – что? ...Мой срок только начинался -2 года из 10- а кто мог бы сказать, что будет дальше. Нет, тут ее тоже не приходилось винить. А я и не винил. Просто – было тяжело и горько”. (стр. 169) Он написал воспоминания, серию очерков о Гулаге. Он создал галлерею портретов из дерева, изобоажающих его друзей. Он скончался в 1987 году.

Предисловие

Жестокость условий жизни и работы в лагерях оставалась незамеченной, в то время как советские власти представляли Гулаг гражданам страны и узникам как прогрессивную и воспитательную систему заключения. Плакаты развешанные в лагерях провозглашали труд—любой ценой—героическим и почетным вкладом в построение советского государства.

Movie Transcription

Лозунги над многими воротами Гулага провозглашали: “Труд в СССР есть дело чести, дело славы, дело доблести и геройства.” В бараках, плакаты кричали, “Слава Сталину, величайшему гению человечества.” На рабочих местах, лозунги призывали, “Больше золота для страны, больше золота для победы!” Эти лозуги о славе социализма, о героизме советского труда, и о возможностях перевоспитания и реинтеграции в советское общество плохо сочетались с атмосферой смерти и лишений. Миллионы которые вышли из Гулага живыми осмеяли бы предположение что их перевоспитали. Многие скорее бы употребили такие понятия, как “травмировали,” “ожесточили,” или “изувечили”—слова которые не употребляли в пропагандистких плакатах.